Главная - Вино - Итальянские вина

Гриньолино: Возвращение благородного изгнанника

При ближайшем рассмотрении современная винная карта Пьемонта кажется похожей на Индонезию: с одной стороны плещется Индийский океан неотразимо-милого Москато; справа располагается Атлантический - он бурлит и пузырится сладким Асти; хотя еще Стендаль в свое время весьма ядовито «проехался» на его счет, этот приторный красавец по-прежнему исправно радует публику по всему миру, особенно отличая жаждущих праздника россиян (и забывших о совести не боящихся адских мук рекламщиков), - по словам местных производителей, именно Асти сейчас сильнее всех страдает от последствий российско-европейской войны санкций и запретов – из-за большой зависимости именно от российского рынка (остальной мир в большей степени предпочитает Москато).
В центре, разумеется, гордо высятся сияющие вершины-гиганты: Борнео-Калимантан-Бароло и Суматра-Барбареско, известны и заметны Ява-Гави, Сулавеси-Дольчетто, Пулао-Арнеис...
Но уникальность Пьемонта состоит в том, что здесь каждый может почувствовать себя винным Миклухо-Маклаем, - здесь, почти в самом центре Европы, по-прежнему множество практически неоткрытых островов – даже целых архипелагов! И путь исследователя по-прежнему бесконечно запутан и долог - но полон самых удивительных открытий... А уж каких удивительных аборигенов можно встретить в глубине чащи!
Вот, к примеру, где-то за огромной областью Барберы, частично перекрывая её, располагается архипелаг Монферрато (где пролегают границы, есть ли они вообще и кого конкретно разделяют, даже из местных точно знают очень немногие). Формально сюда входят и Асти спуманте, и Москато д’Асти, но речь здесь не о них...

Гриньолино

Область эта пребывает в административных пределах Пьемонта всего-то чуть больше трехсот лет, и трудно поверить, что еще в девятнадцатом веке местный винный пейзаж был совсем другим. Здесь существовала немного похожая на современную эльзасскую классификация сортов винограда, и нынешний Король-Солнце - Неббиоло был всего лишь одним из трех «благородных» сортов, деля это звание с Гриньолино и Фрейзой. К 21-му веку пути этой троицы радикально разделились: Неббиоло взлетел почти что в космос, а двое его коллег остались «продуктом для внутреннего употребления». Прихотливая, капризная, но невероятно симпатичная Фрейза заслуживает отдельного разговора, однако автора этих строк в пьемонтских джунглях в самое сердце ранила стрела, наконечник которой был смазан благородным Гриньолино, и рассказ мой – о нем.

Со временем здесь выработался специфический стиль производства вина из этого достаточно танинного сорта: недолгая мацерация, контакт с кожицей в течение всего одного-двух дней, минимальное участие бочки (при этом еще и далеко не новой). В результате получается подчеркнуто лёгкое вино: почти прозрачное, с неярким малиновым оттенком, которое в Австралии многие бы постеснялись назвать не только красным, но даже розовым; во вкусе ненавязчивая терпкость, приятные тона ежевики с минеральным завершением (дар местной почвы calcare). Этот стиль возник не случайно: он идеально подходит к местной кухне, в которой значительное место занимает доставляемая из соседней Лигурии треска, по способу сохранения напоминающая португальский «бакалао» или сицилийскую «бакала». Хотя львиная доля производимого таким образом Гриньолино и не претендовала на что-то кроме участи быть выпитым в местных харчевнях, некоторые из местных виноделов довели этот стиль почти до совершенства. Если хотите попробовать очень достойное вино в таком – некогда классическом - стиле, наведайтесь в городок Виньяле Монферрато (Vignale Monferrato), где свой гостевой дом и ресторанчик держит синьор Карло Сантопьетро, - черноглазый, седобородый и очень душевный обладатель талантов как винодела, так и повара. Его (правильно охлажденное) Гриньолино “Il Mongetto” Vigneto Solin как будто создано для тех нередких случаев, когда красного не хочется совсем, но и белое кажется недостаточно плотным и насыщенным. Попробуйте - не пожалеете, а тот, кто останется недоволен, пусть первый бросит в меня камень.

Но надо двигаться дальше, по удивительно красивой пересеченной местности, мимо располагающихся на вершинах холмов городков, деревенек и виноделен, одни названия которых звучат как музыка: Фрасинелло, Челла Монте, Розиньяно, Увилье... Здесь, в окрестностях местной столицы, - древнего Казале Монферрато, звучит пульс нового (или старого изначального?) Гриньолино, здесь возвращает он свое почти утраченное достоинство... В самом деле, если сами холмы Монферрато, их любовно сохраненные ландшафты, природа, строения и выдолбленные в мягком песчанике подземные винные подвалы-инферноты признаны уникальными (и как единый комплекс получили охранный статус ЮНЕСКО), то этим местам положено иметь свое уникальное вино.



Летопись возвращения изгнанника в благородное семейство еще очень коротка, едва ли более десяти лет, поэтому – винные Магелланы, Васко-да-Гамы и Френсисы Дрейки - есть уникальная возможность наблюдать историю непосредственно в развитии: вы окажетесь как будто во Франции конца восемнадцатого века и расскажете потом: «Да, мы были там, и мы видели это!»
Даже категория DOCG для «резервного-супериорного» Grignolino del Monferrato Casalese существует лишь с 2015-го года.

Дегустация Гриньолино

Здесь сталкиваются мнения и концепции, здесь фонтанируют идеями виноделы, здесь действительно бурлят страсти и пульсируют нервы, - и здесь неизбежно рождается некая новая истина. В центре всего этого вихря находится Consorzio Colline del Monferrato Casalese, а его предводитель Доменико Равицца как раз и возглавлял отряд туземцев, захвативший в плен нашу небольшую группу дегустаторов. В плен, оказавшийся чертовски приятным и захватывающе-интересным. Синьор Доменико – настоящий вождь племени «гриньолинопоклонников»: львиная грива курчавых волос, огромные ручищи настоящего труженика – и горящие глаза, как будто заражающие собеседника своим бескомпромиссным максимализмом. Его авторское вино – Ucceletta Vicara - очень характерно для нынешнего состояния «высокого стиля» Гриньолино. Да, здесь есть и напор, и стремление сделать все и сразу, но есть и «изюминка», обещающая блестящее будущее.

В целом принципы превращения гадкого утенка в лебедя не новы: дело в продолжительности мацерации, её температурном режиме, в работе с дубом и в выборе винограда с лучших участков. Но благородное происхождение этого сорта выражается именно в том, каким многообразием вкусовых и ароматических нюансов отзывается он на усилия винодела, какой глубиной и разнообразием может раскрыться Гриньолино в руках умелого и дерзновенного мастера...
Не стоит забывать и об особенностях почвы в микрозонах Монферрато: Гриньолино из более южного Асти, например, “Ruber” от Tenuta Montemagno, показался более свежим и кислотным, а вино того же 2015-го года от семейства Gaudio из окрестностей более северного Виньяле раскрылось настоящей россыпью ягод, своей молодостью и задором неожиданно напомнив хорошее «Крю Божоле», что подтвердила и дегустация их Monte della Sala – 2013, которое словно бы использовало каждый день из этих двух дополнительных лет выдержки для того, чтобы обогатиться благородной стройностью и строгостью, не потеряв, как и какой-нибудь Morgon или Chénas, своего фруктово-ягодного задора.

При более длительном контакте с кожицей вино из Гриньолино вдоволь набирается своей природной танинности, получая необходимость (и потенциал) к выдержке. Оно становится насыщенным, сложным, приобретает более интенсивный (но без «перебора») цвет, прямолинейная ежевика сменяется гаммой вкусов и ароматов смородины, малины, терна и шелковицы; с возрастом из вина, явно намекающего на гастрономическое сопровождение, оно превращается во вполне самостоятельную единицу (что, впрочем, отнюдь не означает, что зрелое Гриньолино не будет великолепным сопровождением для местного ризотто – и не только).

Эту эволюцию можно проследить на примере трех наиболее ярких из испробованных вин: “Tumas”-2013 от Scamuzza, “Osiri”-2012 от Pierino Vellano и “Primo Canato”-2010 от Canatovini.

Гриньолино

Лучшими они показались неспроста: всех их отличает тщательнейший отбор винограда при строгом, намного превышающим законодательные нормы апелясьона ограничении урожайности. “Primo Canato”, например, выпускается в количестве всего от 1500 бутылок и только в избранные годы, а относительно “Osiri” достаточно просто заглянуть в светящиеся достоинством и гордостью глаза винодела, чтобы понять, с какой строгостью и любовью отбирает он грозди для своего любимого детища...
Итак, “Tumas”-2013 оказалcя плотным, безупречно стройным, насыщенным и глубоким в развитии, но тем не менее властно требующим компании какой-нибудь сложной северо-итальянской пасты или primo; в “Osiri”-2012, c его фантастической комплексностью и обилием вкусовых нюансов при раскрытии, оставались, тем не менее, живость и задор, даже некая нотка незавершенности, наводящая на мысль либо отложить такую же бутылочку еще на пару лет, либо сейчас же немного поэкспериментировать с небанальным гастрономическим сопровождением.
Ну и, наконец, “Primo Canato”-2010, настоящий венец творения... Полностью готовое вино, искрящееся изысканными третичными тонами и ароматами, убедительно сложное, но при этом удивительно легкое и элегантное. Здесь не обойтись без аналогий с хорошим Пино-Нуаром, близким родственником которого считается Гриньолино. Хотя здесь любое сравнение хромает - в своих лучших проявлениях Гриньолино действительно показывает подлинную неповторимость и индивидуальность - иначе зачем круглый год трудятся его «жрецы»?! Кстати, мастерство проявляется во всем: три эти винодельни выпускают великолепную Барберу де Монферрато, но это уже совсем другая история...

Гриньолино

Авторы: Павел Майоров
Фото: Thomas C. Golenia

Читайте также

Рефоско ди Фаэдис. Как в Ивановском колхозе...

Kabaj: make wine, not business

Quinta da Veiga