Главная - Вино - Австрийское вино

Nittnaus

Бывает так - живешь себе, не тужишь, а потом что-то происходит - и понимаешь, что жизнь уже никогда не будет прежней. Вот и я шел себе по разным винным дорогам, но вот раздался трубный глас (он же звон бокалов - это гости собирались на фестиваль EUROWINE & FRIENDS) - и теперь жить без австрийского Бургенланда дальше спокойно жить не получится...

А всего-то и надо было - познакомиться немного поближе с одним местным виноделом и с его винами. Причем дело не во внешней харизме - Andreas Nittnaus вовсе не обладает наружностью подверженного регулярным озарениям визионера или страстного подвижника-первооткрывателя. Скорее такого «правильного» молодого человека можно найти в страховой компании, банке - или даже повстречать в качестве какого-нибудь врача-отоларинголога. Однако не стоит торопиться с оценками. Ведь обманчивой бывает не только внешность, в мире вообще часто творятся всяческие вселенские несправедливости.

Андреас признаётся, что на дегустациях первыми у него заканчиваются сладкие вина - и фестиваль в Москве не стал исключением. А между тем с Nittnaus я бы поступал подобно одному российскому коллеге, который наливал Эшезо только тем, кто добросовестно прошел весь путь от коммунального Бургонь Пино Нуар. Причём в данном случае это было бы даже более справедливо и оправданно. Сладкие вина, конечно, хороши, но бургенландская земля примечательна далеко не только ими, и начинать знакомство уж точно стоит с сухих.

Nittnaus



Бургенланд – самая «континентальная» винодельческая во всей Австрии, и начать, наверное, можно с сорта, который самой историей и природой был помещен именно сюда – то есть с Blaufrënkisch. Конечно, продвинутые пользователи знают его под немецкой личиной Лембергера, а лица с советским дегустационным опытом – и того больше, в качестве Кекфранкоша, входящего в состав знаменитого венгерского Egri Bikaver. Но вот незадача: ни в Германии, ни на Северо-Востоке Венгрии, где находится тот самый Эгер, Блауфранкишу банально не хватает температуры для полного созревания... Даже здесь, в Бургенланде, он созревает позже всех, пытаясь по максимуму выбрать всё тепло, отпущенное природой. Так что как минимум один замечательный немецкий винодел, которому повезло с терруаром и достало храбрости сделать из этого винограда вино уровня Grosse Gewächs, предусмотрительно назвал его не Лембергером, а именно Блауфранкишем...
Так чем же ему так «мёдом намазано» в Бургенланде? Кроме климата дело ещё и в довольно большом озере – Neusiedlersee. Городок Гольс, где находится винодельня Ниттнаус, располагается от него совсем неподалеку, а многие виноградники, на которых растёт их лучший Блауфранкиш – и вовсе на прибрежных склонах. Излишне слишком долго распространяться о том, какой уникальный сглаженно-тёплый микроклимат формируется в таких случаях, и он, оказывается, по нраву не только сибаритствующему грибку ботритису, но и не страдающему благородным микозом Блауфранкишу, который в лучших своих проявлениях здесь способен сочетать пронзительно-лёгкую свежесть с комплексностью шелковистой текстуры.
Климат, озеро, экспозиция – это ясно, но вот дальше начинается что-то совсем непонятное. Винодельня выпускает четыре вида только моносортового Блауфранкиша и ещё четыре вина, в котором он присутствует в купаже. Добавьте сюда шесть (!) моносортовых Цвайгельтов, и ваш мозг готов к выносу. А если вам этого ещё недостаточно, то ознакомьтесь со списком участников основных белой и сладкой линеек: Грюнер Вельтлинер, Совиньон Блан, Шардоне, Шойребе, Рислинг Италико (Welschriesling), Пино Блан (Weißburgunder), Мускат желтый (Gelber Muskateller), Мускат Оттонель... Перечислить ещё все красные, или – довольно - сдаётесь?
А между тем впадать в шок не нужно - разгадку вопроса, зачем этому совсем не гигантскому производителю разводить такое многоголосие, можно немедленно получить у винодела, и смысл здесь не только и не столько в таких скучных материях, как маркетинг и структурирование продуктового портфеля.
А можно просто попробовать вина - поймёте сразу: причина в терруаре - одной из особенностей этих мест, из-за которых, собственно, и любопытны эти вина. Причем именно вина Weingut Hans&Christine Nittnaus: чтобы понять и оценить ситуацию, важно знать, что это их осознанный выбор. Когда тридцать лет назад винодельня в нынешнем её виде начинала работу, Ниттнаусы не только оставили уже растущие здесь сорта, но и добавили к ним ещё с полдюжины новых... Ознакомившись с перечнем сортов, я задал Андреасу один вопрос: а есть ли вообще присутствующий в Австрии сорт, которого нет у них? Я-то думал, что нет хотя бы короля придунайских австрийских областей - Рислинга Рейнского, но не тут-то было: есть немного и его, и есть даже планы выпустить Rheinriesling не в составе сладкого купажа, а сухим и соло...

Nittnaus

Почвы здесь поразительно разнообразны, и каждый из сортов растёт здесь не просто так, а на своем, предназначенном для него участке. Или на участках... Виноделам ведь приходиться работать сразу в двух измерениях: нужно соотносить не только сорта и микротерруары, но и предполагать и предугадывать, что может дать на разных участках один и тот же сорт. Прибавьте к этому варианты с различной степенью зрелости винограда при сборе, работу на самой винодельне, обжиг, размер и «возраст» бочек, а также возможности и вызовы ассамбляжа, и мы получим какую-то чудовищное число возможных вариаций: количество сортов винограда в третьей или четвертой степени. Сколько проб и трудов, но сколько же и потенциала для открытий! Глаза разбегаются, голова идёт кругом, и остаётся только проиллюстрировать теорию практикой, прояснив голову глотком-другим вина от Nittnaus.
Для этого прекрасно подойдёт ещё один местный житель – Цвайгельт, в данном случае - Zweigelt Luckenwald Reserve-2015. Во времена двуединой Австрийской империи эта область относилась к венгерской части – Транслейтании, так что неудивительно, что вторая жемчужина этих мест роднит Бургенланд с Венгрией. Роднит – да не совсем. Что это за удивительная, «шаблоносрывательная» вещь – премиальный австрийский Цвайгельт с отдельного, желательно с преобладанием гравийных почв, виноградника поблизости от Нойзидлерзее! Где же та часто сопутствующая этому сорту прямолинейность, где простоватость, где, не побоюсь этого слова, рустичность?! Как тонки и как округлы танины, как уместны и как ненавязчивы фиалка с гвоздикой, как сдержанно и как мощно раскрытие, как долог и как страстен веющий нежной кислотностью финиш...

Думаете, теперь всё, и пора бы уже приступить к сладким - ведь они уже заканчиваются, и, кажется, именно сейчас вот той милой девушке с восторженно раскрытыми глазами дольют остатки из маленькой бутылочки айсвайна?! Прошу вас всё-таки потерпеть, ведь на столе (и в портфеле Eurowine) есть ещё одна весьма примечательная бутылка, «бутылка с историей».
Название винодельни - Weingut Hans&Christine Nittnaus, - а при чём здесь, спрашивается, наш Андреас? Вроде бы всё понятно: сын и наследник семейного дела понемногу набирается опыта, работая под началом родителей. Так – да не так. Здесь к делу семейной преемственности подошли весьма свежо и оригинально. Кроме вовлечения в общие дела винодельни, Андреасу и его брату Хансу-Михаэлю сразу же по окончании учёбы в 2009-ом году предоставили возможность самостоятельно работать с виноградником и самим делать своё вино. Попробуйте догадаться, где и чему учились братья, и какое вино, какой стиль они избрали для себя примером, если делают они два вина: Шардоне и Пино Нуар?

Nittnaus

Да, если уж дерзать, так почему бы не бросить вызов самой Бургундии? Недаром Пино Блан здесь именуют Вайсбургундером, а вот ни о каком Шпетбургундере речи не идёт - только Пино Нуар. Тем более что и терруар подходящий здесь имеется: как и положено, самый прохладный участок, тёмный известняк под гравийным одеялом - и вот вызов брошен. Мы пробуем Pinot Noir-2015, он происходит с виноградников возрастом 15-20 лет, выдерживается в барриках второй и третьей «очереди», и искомый мягкий, вкрадчивый и неагрессивный стиль прекрасно прочитывается. Равно как и потенциал – как этого урожая, так и самого вина в целом. Лозы становятся старше, а братья набираются опыта и шлифуют мастерство, так что будет чрезвычайно интересно последить за этим вином дальше: уже сейчас это «австрийский бургундец» подкупает очень симпатичным сочетанием классической строгости с очень сдержанной, но отчетливой оригинальной «местной» ноткой - как будто до вас доносится сохраненное в памяти земли лёгкое дуновение хвои некогда росших здесь сосновых лесов...

Nittnaus

Но вот, наконец, и сладкие, - куда уж без них, ведь в зависимости от условий урожая они составляют до трети от всего объема вин, выпускаемых Hans&Christine Nittnaus. Производство сладких вин – традиционная и очень старая практика для этих мест, а вот Ниттнаусы пока только разворачиваются: их «сладкий» стаж составляет всего десять лет. В Бургенланде природа позволяет делать сладкие вина и в технике айсвайна, но уникальный озерный микроклимат с его влажностью, туманами и сглаженными температурными колебаниями как нельзя лучше располагает к образованию ботритиса. И он не подводит - образуется как часы, так что о такой ситуации как «ботритиса нет, а сотерн всё равно откуда-то появляется», здесь не слыхали. Более того, создатель как будто благословил эти места для производства сладкого вина: если не помешает злейший враг винограда позднего сбора – дождь, ботритизированные гроздья получаются ровные, все ягоды с подлинно немецкой дисциплиной дружно и аккуратно съеживаются, так что можно пускать их в дело практически без выбора, а то и совсем без оного. Так что указание Beerenauslese и Trockenbeerenauslese на этикетках Nittnaus действительно относится к качеству, а не к «поягодному» отбору. Андреас с гордостью демонстрирует фотографии, и они действительно впечатляют: от привычных фото ботритизированных гроздей они отличаются весьма разительно. Надо будет съездить – проверить и попробовать на месте.

Да, ехать действительно надо, - так разогреть интерес и разохотить давно никому не удавалось, и даже присутствующих в России вин уже не хватит для того, чтобы утолить разыгравшуюся жажду открытий. Евровайн и Weingut Hans&Christine Nittnaus, держитесь – мы идём к вам!

Авторы: Павел Майоров