Главная - Вино - Вина Австрии

Дунайские волны нежно ласкают Холленбургский конгломерат или О чем умолчал Л.Н. Толстой

«О гвардия! — сказал Ростов. — А вот что, пошли-ка за вином»
«Война и мир» (Том 1, ч3 VI)

О существовании Нижней Австрии в нашем отечестве люди чаще всего впервые узнают из «Войны и мира»: именно здесь происходили описанные в романе драматические события, предшествовавшие битве при Аустерлице в 1805-ом году. Однако винную тему в своём бессмертном произведении классик раскрыл едва-едва, практически пунктиром. А зря. Вот, например, возьмём хрестоматийный внутренний монолог князя Андрея на Аустерлицком поле - тот, который о высоком бесконечном небе. Вряд ли такие возвышенные мысли могли бы прийти в голову человеку, который накануне пил, например, водку или ром. А вот какой-нибудь Рислинг Смарагд или Грюнер из Кремсталя, мне кажется, вполне бы способствовали.

Ну что же, давайте исправим недосмотр Льва Николаевича - продолжим путешествие по винной Австрии вместе с «Ладогой» и изучим, какие же вина делают в тех местах, где на обоих берегах Дуная Наполеон с переменным успехом пытался догнать и разгромить по частям австрийскую и российскую армии.

Поможет нам в этом очаровательная Doris Sutter - владелец винодельни Weingut Doris&Leopold Sutter, которая представила в Москве свои - и не только свои вина.

Shutter

В «Войне и Мире», как известно, четыре тома, а вот наша дегустация уложилась в три.

- Начали с правого берега, где в виду города Кремса, в городке Hollenburg располагается винодельня Winzerhof Hoch. Винодельня вполне традиционная, с историей. Но здесь и сейчас мы имеем дело с результатами вечного конфликта времён. Впрочем, благонамеренным австрийцам, кажется, конфликта как раз и получилось избегнуть. Вина серии Peter&Paul состоят на четыре пятых из того, что сделано старшим поколением семьи по традиционным в этих местах технологиям, а на одну пятую - молодым и дерзким сыном - по принципам жесткой биодинамики. Так что даже без знаменитого петната было чему поудивляться.
Здесь, на этом берегу Дуная, почвы уникальны, у них даже есть специальное название – «холленбургский конгломерат» - отложения с уникальным составом и особым сочетанием лёсса и известняка. Пить эти вина вдвойне интересно: очень занятно попытаться разобраться, что здесь от этого самого конгломерата, а что – от биодинамики. В этой конкретной компании Peter&Paul Riesling, кажется, был «биодинамичнее», чем Peter&Paul Gruner Veltliner. Рислинг был напористым, насыщенно минеральным, слегка кусачим и брутальным. Весьма самоуверенно пузырился (ну самую малость) и отказывался смягчаться и скругляться даже в развитии. А Грюнер оказывается более цельным и «классичным», не пронзает насквозь острыми нотами, зато впечатляет терруарным финишем с великолепной долгой нотой зрелого, слегка горьковатого пряного миндаля.

Shutter

- Хотя винодельня Sutter находится совсем недалеко от Холленбурга, но на противоположном берегу Дуная, куда Кутузов переправил в своё время свои войска, избегая столкновения с превосходящими силами надменного корсиканца. Там и винная область уже другая – Weinviertel, и классика тоже своя. Эти места – настоящее раздолье для сорта Грюнер Вельтлинер: его здесь производят во множестве стилей и видов, включая восхитительное игристое «по классике». Нам были представлены вполне логичный Gruner Veltliner Klassik и, может быть, не так широко распространённый здесь Пино Нуар. Роднила их уверенная гастрономичность, а отличала степень «ожидаемости». Крепкий, ладный, структурный и очень убедительный Грюнер выдавал «на гора» всё, чего хочет найти в нём гастроном с уже заложенной за воротник салфеткой и дымящимся горячим шницелем на тарелке – это вино из тех, которые за столом хочется пить практически без остановки. А вот Пино Нуар в этих местах и на этих известняковых почвах получился менее предсказуемым и ожидаемым. Да, это вино с отдельного виноградника, но всё-таки те, кто ожидал найти ажурный невесомый стиль, просчитались: оно довольно густое, жаркое, с выраженным джемовым развитием, почти что новосветское - если бы не примирительно-тонкое черешневое послевкусие.

Shutter

- Австрия – это не Италия: яркие, неизвестные широкой публике автохтоны здесь встречаются нечасто. Но тем не менее, у Дорис в колоде нашелся именно такой образец. Это её любимец – Ротер Вельтлинер. Как это часто случается, Грюнер Вельтлинеру он никакой вообще не родственник, а скорее даже наоборот - он жертва «австрийского перчика». Почвы для них требуются примерно одинаковые, и в подавляющем большинстве случаев виноделы делают выбор в пользу яркого, пластичного и жизнелюбивого Грюнера. Так зачем же Дорис – в компании всего ещё всего одного местного производителя - единственные сохраняют ему верность?
В «Монополе» есть хорошая неформальная традиция – заморские гости частенько привозят с собой на дегустацию разные таинственные старые бутылки, но в тот день «рояль в кустах» был заранее размещён в винном холодильнике «Ладоги»: взорам заинтригованной публики предстал почти что доисторический мастодонт - Roter Veltliner от Sutter аж 2006-го года урожая. Это сейчас Ротер Вельтлинеров у Sutter целых три, а тогда это был один единственный и уникальный «релиз». Именно поддержке этого почтенного ветерана обязан удачным исходом своего Шенграбенского сражения Roter Veltliner Ried Hochstrass-2017.
Волею судеб участники дегустации смогли оценить, как может стареть наш Ротер Вельтлинер. Пожалуй, его «золотое сечение» располагается где-то между двумя и двенадцатью годами жизни. Пятнадцатилетний Ротер Вельтлинер впечатлил - живой, насыщенный, «объемный». Зелёный крыжовник, физалис, сушеные ароматические травы... Но это вино по-своему беспощадное, строгое, даже суровое: ни малейшего намёка на сладость, никакой мягкости и снисхождения, основной тон в развитии – неласковая северная морошка, растёртая пестиком из сандалового дерева. Интересно, необычно – и очень «на любителя».
Roter Veltliner-2017 с отдельного виноградника Hochstrass тоже не собирается ласково мурлыкать вам на ушко: лишь сначала он отдаёт немного нежного миндаля с листиком лемонграсса, а больше снисхождения не ждите - будет зрелая лещина, грибы, подлесок и горчичные зерна. Но главное, есть впечатление, что эти тектонические гранитные плиты вкусов ещё не пришли в полное равновесие, полутора лет не вполне достаточно для того, чтобы вся эта сложная, вовсе не щедрая на ягодки и цветочки вкусовая композиция успокоилась и улеглась. Да, и сейчас правильно подобранное гастрономическое сочетание прекрасно поможет вам «объездить» этого норовистого скакуна, но всё-таки чувствуется, что в будущем оно само по себе может одарить ценителя удовольствием действительно полным и цельным.
Поинтересуемся, каким опытом на этот счёт сможет поделиться Дорис: и вправду, это вино сегодня выглядит более достойно, чем в прошлом году, а в следующем году несомненно прибавит ещё. Не предлагаю никому ждать целых двенадцать лет, но через годик-другой к нему действительно хочется вернуться...



Автор: Павел Майоров

04/05/2019