Главная - Вино - Австрийское вино

Дары фараона или Новая пирамида на Тверской

Не подумайте чего плохого - приглашений в финансовую пирамиду и речей про г-на Мавроди не будет. Вот египетские пирамиды стоят уже тысячи лет, однако и нам, живущим в XXI-м веке, выпала редкая возможность стать современниками построения ещё одной достойной восхищения пирамиды – австрийской «пирамиды зектов g.U.» А некоторые избранные имели возможность сделать это ещё и в компании настоящего фараона - главного энолога, а с недавних пор ещё и единоличного владельца Sektkellerei Szigeti GmbH - Петера Сигети.

Петер Сигети
Петер Сигети

Ведь Szigeti – одни из отцов-основателей своеобразной «группы двенадцати» - сообщества австрийских виноделов-производителей игристых вин, которые задались целью навести порядок в «австрийских пузырьках».
Чуть более пяти лет назад они основали Австрийский комитет игристых вин - орган, который сегодня уже вовсю формирует нормы государственного регулирования при производстве качественных австрийских Österreichischer Sekt Geschützter Ursprung (то есть игристых вин контролируемого происхождения).

Особенно приятно и лестно то, что г-н Сигети был с нами в Москве именно 22 октября. Ведь это официальный праздник - День Австрийского Зекта, но вместо того чтобы приветствовать публику на гала-дегустации в венском императорском дворце Хофбург, он делился дарами своего труда с гостями московского «Монополя» - как в качестве винодела Szigeti, представлявшего свои вина, так и в качестве активного строителя этой самой Пирамиды. Более того, именно 22-го октября 2018 года в Вене состоялся первый релиз высшей категории вин «игристой пирамиды» - Grosse Reserve. Первой просто по времени - с момента её учреждения в 2015-ом году впервые можно было представить вина, физически проведшие, как и положено по нормам, минимально допустимое время - тридцать месяцев - на осадке в бутылке после второй ферментации.

Szigeti

Конечно, австрийские игристые вина делаются давно, но доныне порядка в ранжировании и классификации было немного, и отчасти вследствие этого их потенциал не был полностью раскрыт: путь к потребителю у зекта складывался тяжело не только на экспортных, но даже и на домашнем австрийском рынке. В отсутствие ясных ориентиров отличить простенький «шпритцеподобный», зачастую ещё и сделанный из импортного (хоть и соседского-европейского) балка зект от действительно уникальных классических игристых вин было для потребителя непростой задачей. Также понятно, почему именно Szigeti были среди инициаторов наведения порядка: уникальность этого производителя состоит в том, что все двадцать семь лет своей истории они делают своё игристое вино только классическим, бутылочным методом.

На вопрос «Почему?» Питер отвечает, что дело в любви и почитании шампанского, канонам которого с самого начала стремились соответствовать Питер и его уже отошедший от дел старший брат Норберт. Соответствовать им - но ни в коем случае не пытаться копировать Шампань. Так что в первую очередь весьма интересно было отметить несколько очень любопытных особенностей Szigeti:

- в отличие от классической шампанской триады Шардоне - Пино Нуар – Менье, игристые Szigeti в основном моносортовые. Конечно, имеются и бленды, но главный акцент, вплоть до самых премиальных линеек, делается на моносепажных винах, причем сделанных преимущественно из исторически выращиваемых в этих местах сортов: Грюнер Вельтлинер, Рислинги Рейнский и Итальянский, есть даже Цвайгельт и Сенкт-Лаурент. В результате часто получается удивительно гастрономичное вино, просто созданное для сопровождения еды, в особенности местной. Разумеется, любитель шампанского скажет нам, что именно оно является лучшим и самым универсальным «компаньоном» еды - и будет абсолютно прав. Но попробуйте запить Грюнером от Szigeti хотя бы вяленое мясо: здесь уже не универсализм, а идеальное «попадание в яблочко»; этот сорт и так по праву претендует на звание гастрономического чемпиона Европы, а уж с его сдержанно-ароматическим игристым вариантом от Сигети рука самопроизвольно хватается за вилку прямо с первого глотка...

- В Szigeti не составляют, как это принято в Шампани, «кюве» из базовых вин нескольких урожаев: даже вина «невинтажной» классической линейки делаются из винограда одного урожая. Климат Северного Бургенланда (а именно оттуда есть-пошла семья Szigeti) более благоприятен, а если что, большое, теплое и неглубокое Нойзидлерзее всегда поможет сгладить последствия погодных аномалий. Так что таких ухищрений для нивелирования последствий проблемного урожая здесь просто не требуется, зато потребителю надо быть готовым к
тому, что однажды испробованное вино в следующий раз будет немного другим - особенностей конкретного года никто не отменял, даже в солнечном Бургенланде;

- не в пример бережно хранящим семейные и корпоративные секреты шампанистам, Питер не делает тайны из состава своего дозажного ликёра, что и немудрено: часто в этом качестве выступают местные сладкие вина, вплоть до бееренауслезе и трокенбееренауслезе! Каждый, кто хотя бы раз пробовал бесподобные десертные с берегов Нойзидлерзее, поймёт, что это значит - Szigeti работает, например, в Ильмице, и не только там...

- ну и наконец - про «виноград, который хочется съесть самим»: именно такой и только такой виноград, согласно девизу Дома, может использоваться для производства их игристого. Сигети не имеют в собственности виноградников, всё сырье для своих вин они контрактуют на основе долговременных договоров. Причем делают это весьма занятным образом. Примерно за две недели до начала сбора основного урожая сборщики выходят «в поля» и выборочно снимают на «законтрактованных» виноградниках те грозди, которые по сахаристости и кислотности оптимально соответствуют требованиям к производству именно игристого вина. А остальное остается дозревать, набирать сладость и ароматику - из них в свой срок будут сделаны сухие или сладкие «тихие» вина! Что и говорить, в Шампани такой возможности «снимать сливки» у виноделов нет...

Петер Сигети
Петер Сигети



В тот день, как и положено неофитам, московские «почитатели культа пирамиды» были удостоены чести припасть только к первым, начальным её ступеням: были продегустированы три образца из начальной категории Klassik (девять месяцев в бутылке) – Грюнер Вельтлинер, Вельшрислинг и Рислинг Рейнский.

Szigeti

Однако, во-первых, это минимальная выдержка по закону, а представленные вина Szigeti по реальной бутылочной выдержке могли бы запросто попасть в более высокую, среднюю категорию Reserve (18 месяцев на осадке). Могли бы, но у нашего Фараона Петера своя самоцензура и своя пирамида - к минимальным «законным» срокам здесь обычно «накидывают» годик-два «от себя». Да и кроме того, в категории Reserve Szigeti могут представить кое-что ещё более интересное... И потом - свет, как говорится, не без добрых людей - игристые вина от Сигети уже не в первый раз в Москве, и, уж поверьте на слово, в портфеле компании, который насчитывает почти тридцать позиций, есть кое-что реально «бомбическое». Так что благодарим за проделанную работу - и ждём продолжения...

Автор: Павел Майоров