Вино - Российские вина

Павел Титов («Абрау-Дюрсо»):
Мы продаем не вино, а настроение

История Русского винного дома «Абрау-Дюрсо» началась в далеком 1870 году, пройдя путь от главного поставщика игристых вин царского двора до «изобретателей советского шампанского», пережив сложности военного периода и антиалкогольной кампании, прочно закрепили репутацию производителя качественных вин в современной России.
Павел Титов, президент и владелец винного дома «Абрау-Дюрсо», рассказывает об особенностях терруара, о перспективах развития компании и сложностях винного туризма в России.

Павел Титов



- Сложно ли быть главным «шампанским» домом России?

Да, быть лидером по продажам игристых вин сложно, необходимо постоянно идти в ногу со временем. Сегодня ты первый, но конкуренты не дремлют. Нас такое «соревнование» стимулирует, что положительно сказывается на качестве. Вместе с тем, «Абрау-Дюрсо» является сформировавшимся брендом, в основе которого лежит история и наша команда несет за это ответственность, поэтому высокое качество важно вдвойне.

- С каким европейским терруаром можно сравнить территорию Абрау-Дюрсо?

Точной копии нет, наш терруар имеет ряд особенностей. Бедные известняковые почвы похожи на те, которые мы можем видеть в Шампани. Еще в царские времена, когда выбирали земли под виноградники для производства игристых вин, руководствовались такими же соображениями. Но по климатическим условиям мы больше похожи на Бордо. Если сравнивать с европейским виноградарством, получается некий гибрид меловых почв и южного климата.

- Как вы достигаете свежести в винах с учетом южного климата?

Содержание сахара для нас постоянная сложность, но мы научились техническими приемами контролировать его количество. Во-первых, использование капельного полива, во-вторых, ранний сбор винограда, который обычно начинается в середине августа.

- Получается, что у вас идеальный, по российским меркам, терруар для производства игристых вин?

Правильнее сказать, один из лучших. На наших виноградниках постоянно дует ветер, приносящий с моря прохладу, которая сглаживает летнюю жару. Могу также отметить хороший терруар для игристых на Таманском полуострове, часть винограда мы покупаем именно оттуда.

- Абрау-Дюрсо может стать аппеласьоном, защищенным по географическому наименованию или «Абрау-Дюрсо» останется только винным домом?

Есть объективный факт: Абрау-Дюрсо - наименованием места происхождения. А «Абрау» считается зарегистрированной торговой маркой, которую мы используем для производства вин.

- Теоретически, если я куплю рядом в сельском округе Абрау-Дюрсо два сотки земли и посажу пять условных лозы, я могу производить свое вино защищенного места происхождения Абрау-Дюрсо?

Теоретически, да. Практически, нет. Мы об этом позаботились.

- По Вашему мнению, нужны ли в России ВЗНП и ВЗГУ?

С одной стороны такие категории нужны и я поддерживаю эту инициативу. С другой стороны, мы ни с того начали. Мы очень быстро разделились на новые категории, но исторически не так все происходит. Сначала определяется качество вина, убеждаются, что из этой зоны происходит особенное вино. Например, бургундские вина стали выделять задолго того, как определили границы аппелласьонов. Французские вина стали поставлять в лучшие европейские дома примерно 300 лет назад, а аппелласьоны зарегистрировали сравнительно недавно, в начале XX века. Россия, как винодельческая держава, еще не сформировалась, а уже поделилась. Возможно, это неплохо, но не стоит возлагать большие надежды. Сначала нужно делать акцент на качестве вина и создать репутацию, а только потом защищать свою «поляну». А сейчас, по сути, и защищать особо нечего.

- Давайте перейдем к производственным вопросам. Сколько в процентном соотношении вы производите брюта и более сладких версий? Производство без дозажных игристых вин в России это утопия?

В последнее время мы стали производить больше брюта, в целом примерно 50 на 50. И это заметный скачок вперед. Совсем недавно мы выпускали три четверти полусухих и полусладких игристых вин. На российском рынке в 2008 году брют занимал не более 10%, а сейчас это самая быстро растущая категория. Динамика брюта очень радует, без лишней скромности, отчасти мы прикладываем руку к изменению вкуса потребителя.
Хочется рассказать еще об одной тенденции. Раньше россияне покупали «шампанское» один раз в год, на Новый год. Сейчас сезонный график продаж претерпел некоторые изменения, он стал более ровным. Мы стараемся развивать идею, что для употребления игристых вин не надо ждать праздника, надо его создавать самим.

Павел Титов

- Производство бездозажных игристых вин в России это утопия?

Брют зеро абсолютно нишевый продукт. В нашей линейке он называется экстра брют «Виктор Дравиньи». Мы выпускаем 150 тысяч бутылок. Это «обнаженное вино», на производство которого идут безупречные партии. Кстати, большим поклонником экстра брюта является «Аэрофлот».

- Какие линейки вы выпускаете классическим методом, а какие методом Шарма?

Классическим методом под маркой «Абрау-Дюрсо» мы выпускаем «Империал», «Виктор Дравиньи», «Brut d’OR» , «Удельное ведомство»; в «Усадьбе Дивноморское» все игристые производим методом вторичной ферментации в бутылке.
Историческим образцом мы считаем «Виктор Дравиньи», купаж которого состоит из шардоне, рислинга, пино блана и пино нуара. Ключевым сортом является рислинг, который мы широко используем, в отличие от традиционных шампанских домов.
«Империал Абрау-Дюрсо» практически весь моносепажный, кроме бленда «Империал брют винтаж», он представляет собой ассамбляж шардоне, пино блан и рислинг. В будущем в этой линейке добавится Блан де Блан (100% шардоне).
Все вина, выполненные классическим методом, мы делаем из собственного винограда. Оставшаяся часть идет на производство игристых вин методом Шарма. Но в основном для низших линеек используется привозной виноматериал.

Павел Титов

- Почему вы решили приобрести хозяйства «Дивноморское» и «Винодельня Ведерников»?

Это была логическая эволюция нашей группы. Покупка в 2010 году хозяйства «Дивноморское» прошла тихо, потому что на той стадии проект не был запущенным. В 2015 году мы приобрели успешное хозяйство «Винодельня Ведерников». Нам всегда нравилось, что делают коллеги, и мы решили сами в этом поучаствовать, тем более, что нам надо загружать нашу дистрибьюторскую платформу.
В «Винодельню Ведерников» мы поверили, они производят характерное российское вино, не гонятся за западными стилями, упорно используют свои автохтонные сорта. Это уникальный проект, в который никогда не было инвестиций, они сделали себе имя только за счет качества вина, не имея собственных чанов и прессов, используя гараж и полевой котел.
Мы купили долю в управляющей компании, которой принадлежали «Винодельня Ведерников» и Миллеровский винный завод. Руководителем «Винодельни Ведерников» по-прежнему остался Валерий Тройчук, мы никогда не рвались управлять этим хозяйством. Ключевым фактором нашего партнерства стало обеспечение их оборудованием, чтобы они могли делать еще более качественные вина в нормальных условиях.

- Сколько гектаров принадлежит хозяйству «Винодельня Ведерников»?

Около 200 га, реально можно довести количество виноградников до 900 га. Сейчас мы находимся в стадии обсуждения, но хотелось бы сделать упор на качество, а не на количество. С другой стороны, аграрный бизнес никто не отменял. Можно посадить виноград, но не обязательно из него самому делать вино. Потом существует дефицит определенных сортов, например, красностоп является не долгоживущим сортом, его постоянно надо досаживать. Практически исчезли голубок и корнесобственный каберне.
Расширять виноградники для собственного использования более 300 га, нецелесообразно, потому что спрос на дорогие вина не растет. Укрывное виноградарство – достаточно дорогостоящее удовольствие. Можно высадить неприхотливые гибриды, которые купят сторонние организации. Понятно, что из этого винограда нельзя сделать элитные вина, но если Минсельхоз запретит ввоз виноматериалов, то гибриды станут востребованы.

- Есть ли планы дальнейшего расширения бизнеса?

Если говорить об «Абрау-Дюрсо», то следующие несколько лет уйдут на покупку земель и высадку виноградников. Это непочатый край работы, мы понимаем, что никогда не будем самодостаточными, но хотелось бы приблизиться к этому. Например, чтобы покрыть все нужды «Абрау Дюрсо», требуется 8 500 га. Сейчас у нас 1500 га, 750 из них «боевые». Если мы в своем крае найдем еще 4000 га, это будет большой победой.

- Кто определяет стратегию развития компании, вы или ваш папа, Борис Титов?

На данный момент я. У нас большая команда, но принятие взвешенного решения стоит передо мной. ПАО «Абрау-Дюрсо» имеет большой инвестиционный департамент, который просчитывает все варианты развития. Общее направление нашего бизнеса задавалось моим отцом, и я надеюсь, что я продолжаю это дело. Хотя возникают некоторые детали, когда мне приходится консультироваться с Борисом Юрьевичем.

Павел Титов

- В конце 2016 были опубликованы результаты скандальной проверки игристых вин, которую осуществила Роскачество. По вашему мнению, кто должен проверять на качество вина: специалисты винного рынка или не совсем понятная структура, пускай и государственная, которая пытается проверять буквально все, от баранок до пуховиков и автомобилей?

Вопрос в другом - кто серьезно относится к этим результатам? На данный момент Роскачество очень молодая организация, которая прошла через множество скандалов. Взяв для своей эмблемы пятиконечную звезду, напоминающую Госзнак качества в СССР, они сделали грамотный маркетинговый ход. Во всем мире сначала экспертная компания зарабатывает себе имя и репутацию, и только потом начинает составлять какие-либо рейтинги. И, как правило, это специализированные компании. Роберт Паркер не станет проверять макароны. За безопасность продуктов питания в России отвечает Роспотребнадзор, а за качество вина - сам винодел. Вино это не опасный продукт, самое страшное, что может случиться - оно не понравится потребителю, и эти риски берет на себя винодел.

- Какие перспективы развития винного туризма в России вы видите?

Мы были первые, кто стал приглашать туристов на винодельню, за нами последовали другие. Это несомненный плюс, потому что из одного «Абрау-Дюрсо» винный туризм не получится, нужен системный подход. Винные дороги, как в Европе, у нас уже есть, но ими никто не пользуется, потому что не налажена простейшая инфраструктура. По сути европейские «винные дороги» являются обыкновенным маркетингом, на который выделяют средства местные правительства. А теперь посмотрите, сколько денег выделяют местные власти у нас? Ничего! У нас обычно бывает наоборот. Нам говорят «мы вас включим в винные дороги России за определенную сумму рублей». Несмотря на это, винный туризм развивается. «Лефкадия», «Фанагория» и «Кубань-вино» являются активными участниками сектора. Подключаются интересные малые винодельни. Инициатива пока исходит исключительно от виноделов, но на определенном этапе возникнет необходимость в подключении регионального правительства. Прежде всего, речь идет о правильных каналах продвижения, о нормальных дорогах к винодельням, линиях электропередач, а отели, дегустационные залы и рестораны предприниматели создадут сами.
Мы будем и дальше развивать инфраструктуру «Абрау-Дюрсо». Туристы могут остановиться в нашем отеле, а потом поехать посмотреть винодельни Краснодарского края. «Винодельня Ведерников» имеет огромный потенциал винного туризма, там совершенно сумасшедшая Долина Дона.

Автор: Анна&Павел

Читайте также

"Вилла Виктория"
«Вилла Виктория» - семейное винодельческое хозяйство, расположенное на Кубани в долине Семигорье. Небольшое по российским меркам хозяйство нацелено на выпуск высококачественных вин. Несмотря на молодой возраст проекта, «Вилла Виктории» уже уверено заявила о себе на винном рынке, сформировав круг почитателей и ценителей своих вин.