Вино

Слушаем Малера в компании Пино нуара и Совиньон блана. Yealands в «Ладоге» и в «Монополе»

Между ангелом и бесом

Признаться, в начале дегустации мне было как-то не по себе. Идёт серьёзный разговор об экологии, ответственности человечества перед природой, о поиске гармонии в непростых взаимоотношениях и взаимозависимостях всех живых существ на Земле, а ты совершенно несерьёзно и безответственно - не в силах оторвать взгляд от ...желтых туфель девушки-презентера. Вернее, не желтых, а какого-то невероятного насыщенного лимонно-пепельного цвета, как желток яйца фермерской курицы на свободном выгуле... Впрочем, довольно быстро обладательница великолепных туфель – главный винодел хозяйства Натали Кристенсен, любого бы заставила обратиться собственно к винам, делом доказав, что её достоинства далеко не ограничиваются яркой внешностью и безупречным вкусом в одежде.
И эти сногсшибательные туфли, и весь и весь её дерзкий и сочный сложносочинённый наряд живо напомнили букет какого-то сложного и необычного вина. И вправду, впечатление такое, что та же яркая индивидуальность отразилась и в винах, - по крайней, мере, в одном точно. Но обо всём по порядку, а поначалу аудитория погрузилась в сказочный мир эльфов и хоббитов, игр, престолов, Нарнии и Толкиена, - а именно в типично новозеландскую специфику.

Yealands в «Ладоге» и в «Монополе»

Святее всех святых

Новая Зеландия, как известно, это страна, где экология возведена в ранг национального культа, но даже среди приверженцев этого культа Yealands кажутся самыми верными и фанатичными, «Truly Eco-Focused». Одно перечисление всяческих «био-примочек» заняло бы несколько страниц. Например, вокруг виноградников они специально обустраивают болота для комфортной жизни диких птиц и растений. Травку между рядами лоз выщипывают овечки особой породы Baby Doll, которые в силу своей низкорослости просто не достают до листьев и ягод. Злобных жуков-вредителей, упаси боже, никто не уничтожает: каждая (на почти тысяче гектаров хозяйства!) лоза от земли заключена в специальный пластиковый рукав, чтобы злополучные насекомые соскальзывали и не могли добраться до листьев и ягод. Что там делают куры, я так до конца и не понял, - их, разумеется, не едят, и даже белок сносимых ими яиц в оклейке не используют, - яйца идут на приготовление благотворительных обедов. Ну и, разумеется, не стоит и упоминать про солнечные батареи, самый низкий коэффициент затрат воды на единицу продукции и самый высокий, - её повторного использования, - всего этого добра в Yealands действительно с избытком. А на лучших участках лозам через динамики ещё и передают классическую музыку. Это уже, конечно, не совсем по эко-теме, но тоже весьма показательно.



Шагом марш – или Карты на стол

Однако, как известно, хороший человек – это не профессия, и никакая система «CarboNZeroCertTM» (минимизация выбросов CO2 в атмосферу) не поможет, если «не тянет» само производимое вино. Но это, конечно, не наш случай. Кроме экологичности, Новая Зеландия также известна очень высоким средним уровнем своих вин, а Yealands и в этом смысле явно в числе лидеров. И вот на дегустационный стол, как на парад, организованно и в полном строевом порядке выступил безупречно обученный (если не сказать вымуштрованный) сводный гвардейский полк из Совиньонов и Пино Нуаров. Все на своих местах, - солдаты (базовая линейка “Clear Water”), сержанты-старшины (усложненная, безупречно классическая серия “Land Made”), офицерский состав, - более мягкий, округлый и глубокомысленный Single Vineyard... Как будто идущие на парад войска вместо Красной Площади вдруг завернули с Тверской в Никитский переулок, где располагается московский «Монополь».
Всё очень солидно, крепко и по-хорошему типично, разве что «ефрейтор», - Совиньон Блан из отдельной серии Baby Doll (посвященной той самой овечке шестидесятисантиметрового роста) чеканя шаг в общем строю, вдруг «не по уставу» вам подмигивает: его задорная, яркая, хрустящая до кусачести кислотность для кого-то может показаться почти запредельной, зато какой-нибудь моллюск или панцирный морепродукт сдадутся ему сразу, - без боя и с большим удовольствием. Дело в том, что значительную часть винограда для «овечки» собирают в долине Awatere, она более южная, чем всем известная Wairau, что в этом полушарии означает более холодный микроклимат, что напрямую отражается в стиле вина.
А в остальном, казалось бы, безупречно выстроенная четырехступенчатая, как у многих новозеландских виноделен, система. Бравые молодцы, что называется, «все как на подбор».

Yealands в «Ладоге» и в «Монополе»

Плесните колдовства в (хрустальный) мрак бокала

Высокий уровень, безупречное качество, узнаваемость и стабильность, конечно, качества весьма ценные и важные, но ... как же всё-таки насчет желтых туфелек? И вдруг на парадный плац изящной и свободной походкой «от бедра» выходит Она. Головокружительная, волшебная, чарующая – Леди-Дама-Синьора-Фемина - Yealands Estate Winemaker’s Reserve Awatere Valley Pinot Noir 2015. В рядах зрителей происходит смятение: пришедшие на парад совершенно справедливо настроены на классику, так что не все готовы предпочесть такую вопиющую индивидуалистку, без всякой строевой выправки фланирующую своим собственным маршрутом прямо наискосок через площадь.
Это действительно очень авторское, выраженно терруарное вино, совершенно неожиданное в этом строю, - как жгучая эффектная брюнетка Натали не соответствует представлению об англосаксонском типе женской красоты. Не переставая быть полнокровным новозеландским Пино Нуаром, это вино, тем не менее, как будто «отъезжает» куда-то в Северное полушарие, - к сдержанной, прихотливой, совсем несладкой ягодности Кот-де-Нюи и нервной минеральности североитальянского Пино Неро... Добавьте к этому ещё и легкую, округлую чувственную животную нотку в раскрытии, очень мягкую танинность и долгое сложносочинённое послевкусие. Комплексно, импульсивно, грациозно и эксцентрично. Недаром в ответ на вопрос, какая музыка нравится Пино Нуару, Натали назвала Малера. Определенно, лозы с блока G2 и трех других слушали именно его. Вот только любопытно, как Малер влияет на вкус яиц от кур, живущих там на вольных хлебах?
Появлению этого вина, кроме таких иррациональных причин, как красавица Натали, её желтые туфли и специфические почвы четырёх избранных участков, способствовало ещё и одно вполне материальное обстоятельство: в технологии производства применяется техника, хорошо известная в тех областях, где делают великий европейский Совиньон Блан - типа Фриули или Луары. Пятнадцать процентов объема выдерживается в барриках, а через год соединяется с остальными восьмьюдесятью пятью, проведшими то же время в стали. Это действительно штучный продукт: вот например брата нашей чаровницы, - Winemaker’s Reserve Sauvignon Blanc, в 2015-м вообще делать не стали, - год был слишком холодным, и требуемого именно в данном случае богатства и полноты вкуса Совиньон набрать не смог.
По этой причине его не было и на нашей дегустации, поэтому я совершенно не покривлю душой, сказав, что очень жду новой встречи с Yealands и с Натали. Даже не думал, что когда-нибудь с таким «томленьем упованья» буду ждать «пылкого свиданья» с новозеландским Совиньоном!

25/11/2018

Автор: Павел Майоров
Фото: Игорь Сахаров